Последние сообщения с форума

Название темы Автор Статистика Последнее сообщение
Продам

Тема в разделе: БАРАХОЛКА

admin

Просмотров: 2966

Ответов: 5

Автор: Александр Иванович

12-08-2020, 17:51

Куплю

Тема в разделе: БАРАХОЛКА

admin

Просмотров: 3878

Ответов: 3

Автор: Technik

20-07-2020, 21:30

Daewoo Matiz – маленький, да, удаленький.

Тема в разделе: За рулём!

Рустам

Просмотров: 5204

Ответов: 1

Автор: OwL

15-05-2020, 08:56

Про лазерную эпиляцию

Тема в разделе: Здоровье, медицина

Vikusya Aminova

Просмотров: 2202

Ответов: 1

Автор: OwL

15-05-2020, 08:55

Доверяете ли вы врачам?

Тема в разделе: Здоровье, медицина

evgenia

Просмотров: 3737

Ответов: 13

Автор: OwL

15-05-2020, 08:54

Немного о Суринаме

Немного о Суринаме
Поменять страну на город… Сейчас такое предложение, наверное, вызвало бы недоумение. А во времена колониальных захватов подобная практика существовала. Триста с лишним лет назад Голландия и Великобритания, оспаривавшие друг у друга право на владение землями в Новом Свете, пришли к следующему джентльменскому соглашению: принадлежавший Нидерландам город Новый Амстердам был обменен на значительную часть Гвианы. В результате в Соединенных Штатах есть ныне Нью-Йорк, а в Южной Америке — единственная страна, жители которой говорят по-голландски.
В туристических проспектах Суринам называют «одним из последних райских уголков на земле», а его сверхпёстрое по составу население «Органиацией Объединенных Наций в миниатюре». На государственном гербе бывшей колонии Нидерландов изображены два индейца в набедренных повязках, вооруженные луками и стрелами. Однако сегодня, спустя почти пять веков после того, как к берегам Суринама подошло первое парусное судно европейцев, только трое из каждых ста жителей страны с полным правом называют себя аборигенами «земли воды и лесов».
Колонизаторы осваивали американские континенты с поразительной жестокостью. Суринам не был исключением. После того как голландцам стало ясно, что им не удастся заставить индейцев работать на плантациях и приисках, они принялись завозить в Суринам чернокожих невольников из Западной Африки.
Рабы целыми семьями бежали в непроходимую сельву, спасаясь от верной гибели. Потомки беглых рабов по сей день обитают в тропических дебрях большими селениями. Их называют «буш-неграми» («лесными неграми»), хотя сами они предпочитают именовать себя «речными людьми», поскольку их жизнь неразрывно связана с многочисленными водными артериями страны. Их около 40 тысяч — ровно в десять раз меньше, чем общее число африканцев, некогда доставленных работорговцами в Суринам.
Рабство пришлось отменить, но получившие свободу негры наотрез отказывались обрабатывать плантации. Поэтому вторая половина прошлого века и начало нынешнего прошли в Суринаме под знаком азиатской волны иммиграции. Второй родиной стала небольшая страна на северо-востоке Южной Америки для десятков тысяч индийцев и индонезийцев, главным образом выходцев с Явы. Всерьез и надолго обосновались китайцы, ливанцы, представители многих других народов, сохранивших до наших дней свои верования, обычаи и наречия.
На улицах суринамской столицы, города Парамарибо, протестантские церкви соседствуют с мусульманскими мечетями и индуистскими храмами. Именно в Суринаме появилась в свое время и первая в Западном полушарии синагога, которую построили евреи, бежавшие за океан от гонений, которым они подвергались в Испании и Португалии.
Разнообразие храмов придает архитектурному облику суринамской столицы дополнительный налет экзотики. Аккуратные двухэтажные домики, построенные в голландском стиле, делают его схожим с провинциальным городком Нидерландов, затерявшимся по воле судеб в тропической сельве. С той лишь разницей, что большинство домов возвышаются над землей на сваях: во-первых, здесь нередки наводнения в результате ливней, а во-вторых, высокая тропическая влажность не позволяет возводить здания прямо на грунте — необходима постоянная вентиляция. Сегодня в Суринаме, почти в 4 раза превышающем по площади свою бывшую метрополию, живет немногим более 400 тысяч человек. До 90 процентов населения сосредоточено на узкой полосе, отделенной сложной системой дамб от Атлантического океана и составляющей лишь 3 процента от территории страны.
Каждый второй суринамец проживает в столице. Такое неравномерное расселение характерно для всех развивающихся стран, сравнительно недавно получивших независимость. Не менее характерен для них и высокий уровень эмиграции в бывшие метрополии: порядка 200 тысяч суринамцев перебрались в Нидерланды. «Ми гое ми кобака» — в переводе со смешанного суринамского наречия «сранангтонго» это означает «Я уезжаю, но я вернусь». Однако возвращаться из Голландии суринамцы, как правило, не спешат.
Большая часть Суринама, покрытая непроходимыми джунглями, совершенно не освоена. За фразой из туристических проспектов об «одном из последних райских уголков земли» стоят десятки тысяч квадратных километров сельвы, тишину которой нарушают только шум рек и водопадов, пение птиц, пронзительные крики обезьян и других обитателей тропических лесов.
В 20-е годы двадцатого столетья дрему суринамских джунглей впервые нарушил шум машин. После того как геологи обнаружили в северо-восточных районах богатые месторождения бокситов, там обосновалась американская монополия «Алкоа». Благодаря высокому качеству бокситов и возможности вести их добычу открытым способом Суринам после второй мировой войны стал крупнейшим поставщиком этого сырья на мировой рынок.
В конце 70-х годов двадцатого века добыча бокситов, дававшая Суринаму 80 процентов доходов от экспорта, превратилась, по мнению специалистов, в «дамоклов меч, нависший над будущим страны». С одной стороны, разведанные запасы сырья для производства алюминия (около 500 миллионов тонн) должны вроде бы обеспечивать безбедное существование для «ООН в миниатюре», где среднегодовой доход на душу населения был одним из самых высоких в «третьем мире» — 2370 долларов США. В то же время оставаться и в перспективе сырьевым придатком иностранных монополий, диктующих цены на бокситы, было по меньшей мере недальновидно. Жизнь подтвердила опасения суринамских экономистов. Практически полная зависимость госбюджета от экспорта бокситов и их производных очень скоро дала себя знать. После того как в 1975 году Нидерланды предоставили Суринаму политическую независимость, обязавшись в качестве компенсации выплатить республике 2700 миллионов гульденов в течение 15 лет (около 100 миллионов долларов в год), почти 5 лет страной управлял стремительно множивший свои ряды малокомпетентный бюрократический аппарат. Число чиновников достигло астрономической для Суринама цифры в 40 тысяч человек. И тогда в феврале 1980 года на политическую сцену вышли радикально настроенные молодые военные.
«Революция сержантов» во главе с Дези Боутерсе свергла коррумпированный режим, провозгласив курс не только на политическую, но и на экономическую независимость под лозунгом «В нашей стране — мы хозяева». Уже первые шаги Национального военного совета в этом направлении были встречены в штыки. Пользующиеся поддержкой из-за рубежа правые силы предприняли буквально подряд 6 попыток государственного переворота. Голландия прекратила выплату компенсации за 300-летнюю эксплуатацию бывшей колонии. Соединенные Штаты сделали все, чтобы Суринам оказался без финансовых кредитов. Со страниц реакционных суринамских газет не сходили обвинения Боутерсе в том, что он «продал страну коммунистам и попал в лапы кубинского экспансионизма». Не было недостатка со стороны западной прессы и в обвинениях суринамских военных в контрабанде наркотиков.
Вопреки внешнему и внутреннему давлению Дези Боутерсе достаточно крепко удерживал в руках бразды правления многонациональной страной. Очередная угроза «революции сержантов» возникла на востоке Суринама, где летом 1986 года начала действовать хорошо вооруженная и мобильная группировка Ронни Брунсвийка, который незадолго до этого дезертировал из местной армии (он был телохранителем Боутерсе). «Буш-негр», как и многие члены его «лесного командования», прекрасно ориентировался в тропических лесах на границе с Французской Гвианой, скрываясь в случае необходимости в селениях своих соплеменников. По свидетельству правительства Боутерсе, группировку Брунсвийка, в которой было немало западноевропейских наемников, финансировали и вооружали реакционная суринамская эмиграция и спецслужбы США.
Мишенью «герильи» Брунсвийка прежде всего стали промышленные объекты. В декабре 1986 года на востоке Суринама было введено чрезвычайное положение. Армии пришлось отбивать у наемников главный центр горнодобывающей промышленности — город Мунго. «Суралко» и «Биллитон» тут же свернули добычу бокситов, объявив о временном закрытии своих предприятий. Ущерб от действий Брунсвийка исчислялся десятками миллионов долларов.
В январе 1987 года правительство Боутерсе выразило решительный протест в связи с вмешательством Голландии во внутренние дела Суринама и потребовало от нее отозвать из Парамарибо своего посла. В ответ министр иностранных дел Голландии заявил, что его страна «не возобновит экономической помощи Суринаму, пока там не будет создано демократическое правительство».
В приходивших из Парамарибо сводках военных действий неоднократно сообщалось, что банды Брунсвийка наголову разгромлены. Однако всякий раз после этого Ронни проводил очередной теракт, а в феврале 1987 года заявил о своем намерении атаковать столицу. Все чаще на страницы газет попадали сообщения об участии белых наемников в его операциях. Лондонская «Тудей» писала, в частности, что английским «солдатам удачи» было предложено 500 тысяч фунтов стерлингов за свержение правительства Боутерсе.
В сентябре 1987 года в Суринаме прошел референдум по вопросу о новой конституции, которую одобрили 90 процентов избирателей, участвовавших в голосовании. Вслед за этим 25 ноября, в День провозглашения независимости, состоялись всеобщие выборы. На них убедительную победу одержала коалиция трех традиционных партий — Фронт за демократию и развитие, получивший большинство мест в парламенте.

Комментариев 2

Офлайн
dinsk 9 декабря 2014 03:07
Суринам! Сколько же еще неизвестных мне “райских уголков” на нашей бескрайней планете? Вот так кажется, всю жизнь путешествуй и то не хватит времени, чтобы хотя бы заглянуть на минуточку в каждый из них. А так хочется! Хотя бы в мечтах! Экзотический Суринам, наверное по достоинству носит свое “райское” название. Нетронутые джунгли, дикие животные - все это, конечно, интересно. Но и страшно же?! Пожалуй, надо обладать определенной смелостью, чтобы путешествовать там. Эх, где бы ее взять?)))
Офлайн
это я
это я 9 декабря 2014 03:13
Действительно, судя по описаниям Суринам - удивителен! Смешение религий, различных архитектур. Очень хотелось бы приехать и увидеть это великолепие разнообразных храмов, мирно соседствующих на узких улочках. Единственное, что смущает, излишне влажный климат. Полагаю, что это вредно для здоровья, а с непривычки и тяжеловато. Очень интересна историческая справка, повествующая о развитии Суринама, как самостоятельной территории.

Добавить комментарий

    • Смайлы и люди
      Животные и природа
      Еда и напитки
      Активность
      Путешествия и места
      Предметы
      Символы
      Флаги